ГандболЭксклюзив

Алексей ДОРОНКИН: «Воронежский гандбол получил новый виток развития»

Уже минуло немногим более четверти века с того момента, как воронежская «Энергия» завоевала путевку в элиту отечественного гандбола. В апреле 1998 года коллектив из столицы Черноземья на домашнем паркете подтвердил свои чемпионские амбиции, завоевав золотые медали Высшей лиги и забронировав за собой место в Суперлиге на будущий сезон. Одним из главных творцов того успеха был наш сегодняшний собеседник.

Алексей ДОРОНКИН

Родился 2 августа 1976 года в Воронеже. Гандболом занимается с 9 лет. Первые тренеры – Алексей Федорович Пилюгин и Борис Владимирович Федоров. Игровое амплуа – разыгрывающий (центральный). Спортивное звание – мастер спорта России (2000).

Выступал за команды: «ЮНИС», «ЮНИС-Горняк» (1993/94-1996/97) «Энергия» Воронеж (1997/98-2007/08). Двукратный бронзовый призер Суперлиги (2000/01, 2001/02), двукратный бронзовый призер Профессиональной гандбольной лиги (2002/03, 2003/04), победитель турниров Первой лиги (1995/96) и Высшей лиги (1997/98) чемпионата России. Привлекался в состав юношеской и молодежной сборной России (1993-1997). Чемпион Европы по гандболу среди ветеранов EHF Masters-2016 в возрастной категории «35+».

На тренерской работе с 2008 года. Старший тренер «Энергии-2» Воронежа (2009/10-2016/17), тренер «Энергии» Воронеж (2014/15-2016/17), главный тренер «ВГТУ-Воронеж», ГК «Воронеж» (2019/20-2022/23). Серебряный и бронзовый призер первенства России среди дублирующих составов клубов Суперлиги, серебряный (2022/23) и бронзовый (2021/22) призер Высшей лиги первенства России.

Образование высшее – окончил Московский государственный горный университет (1997) и Воронежский государственный институт физической культуры (филиал МГАФК, 2002). Женат. Супруга Ирина, сыновья Максим (22 года) и Денис (12 лет).

На рубеже тысячелетий воронежский коллектив произвел настоящий фурор в чемпионате России. Недавний дебютант быстро освоился в Суперлиге, дважды подряд приходя к финишу соревнований на почетном третьем месте. Команда работала как часы. Сергей Макин и Игорь Козьменко блистали на последнем рубеже. Андрей Мочалов и Денис Зелинский «феерили» на флангах. Алексей Растворцев штамповал один за другим голы. На линии уверено держали оборону и точно атаковали Евгений Голомедов с Николаем Куликовым. Всегда на виду был капитан «Энергии» Роман Кисленков. «Дирижировал» же этим оркестром на площадке Алексей Доронкин, разыгрывавший хитроумные комбинации, раздававший партнерам острые передачи и не упускавший возможности  отправить мяч в ворота соперника. 

– Алексей Вячеславович, расскажите, как в вашей жизни появился ручной мяч?

– Когда учился в третьем классе. Играли с ребятами в футбол, когда к нам в шестую школу, что находится на улице Беговой,  пришел Борис Владимирович Федоров. Вот он и рассказал, что есть такой вид спорта – гандбол, после чего пригласил всех на тренировку. Но на тот момент я уже знал, что представляет собой ручной мяч – смотрел по телевизору трансляции с каких-то крупных соревнований, где играла сборная СССР. В секцию записались практически все мальчишки – на первое занятие пришло, наверное, человек сорок (улыбается). Правда, затем все постепенно отсеялись, из нашей школы остался только я один. Но под руководством Бориса Владимировича занимался совсем мало – где-то пару месяцев, не больше. Потом он ушел работать с командой Первой лиги, а нашу группу в полном составе передали Алексею Федоровичу Пилюгину, который и довел нас до выпуска из спортивной школы.

– Вашу семью можно назвать спортивной?

– Скорее нет, чем да. Отец родился и вырос в деревне – сами понимаете, что там каких-то секций в то время особо и не было. Какое-то время он занимался борьбой. Правда, отец со спортом дружит до сих пор – ему уже 75 лет, но каждый день делает зарядку, отжимается, прыгает. В общем, держит себя в тонусе. Очень пристально смотрел за моей игровой карьерой – советовал, поддерживал, сильно переживал, в случае каких-то неудач. Впечатлительный человек, максималист – хотел, чтобы мы все время выигрывали. Один раз даже, находясь на трибуне, во время игры позвонил мне – решил дать какие-то наставления, что нужно улучшить и так далее. Не мог тогда с собой справиться (улыбается). Когда я был маленький, часто говорил мне – не волнуйся, не бойся допустить ошибку, у тебя все получится. А ведь и вправду – все получалось.

– А чем был обусловлен выбор игрового амплуа? Наверное, Алексей Федорович, который тоже был разыгрывающим, посоветовал?

– Нет, он даже не успел это сделать (смеется). Едва ли не на первой же тренировке стал в центр и стал пасы раздавать – больше оттуда и не уходил. Сразу стало получаться, что только вдохновляло. Тренер показал, как правильно вести мяч, как бросать – дальше пошло-поехало. Мы-то в какой-то мере уже были подготовленными – играли во дворе в футбол и хоккей, имели какое-то представление об игровых видах спорта.

– Пилюгин какие-то свои секреты игры на этой позиции вам передавал?

– Алексей Федорович показывал нам каждый шаг – в защите, в нападении. Одну комбинацию где-то год учили, старались довести все до автоматизма. Труд не оказался напрасным – потом каждый знал, куда и когда бежать, что делать. Он в буквальном смысле за руку нас водил. А мы иногда даже плакали, ведь на протяжении нескольких тренировок нам говорили одно и тоже. Но тренер все-таки добился своего. Пилюгин всегда подчеркивал, что нужно думать на площадке, физические данные важны, но многое определяет голова. Но и гонял тоже будь здоров, к нам на занятия даже приходил тренер по физподготовке – Виталий Усикович Аванесов из ВГИФКа. Но упор все же делалась на развитие в технико-тактическом плане – разыгрывали «двоечки», «троечки», взаимодействие с линией, как пас во время отдавать и не передерживать мяч. Алексей Федорович все это сам показывал. А что касается «физики», то он часто говорил – вот вырастете, будет вам по 18 лет и возьмут в команду мастеров, там-то вы и пройдете штангу, силовые тренировки. Даже те ребята, которые, как казалось, и не особо были приспособлены к гандболу, демонстрировали неплохую игру. Тот же Алексей Гордеев – правша, который, правда, играл левом фланге, по пять-семь мячей в решающих матчах всегда забивал. Результаты команды шли по нарастающей – сначала мы даже в финал России не выходили, но уже в старших классах это не было проблемой. Пилюгин с самого начала был уверен, что так победы придут, но не сразу – всему свое время. Многое взял от него, что-то и сейчас применяю в своей работе.

– Команда 1976 года рождения по-своему уникальная – многие ваши сверстники дошли до уровня команд элитного дивизиона чемпионата страны, а кто-то даже выступала в национальную сборную…

– Пять человек из выпуска, так сказать, пошли на повышение. После окончания школы нас пригласили в Москву – подписали контракты с командой «ЮНИС». Я и Виталик Лопатин попали в состав юношеской сборной России, в составе которой приняли участие в первенстве Европы. Потом нас отсели, зато пригласили нашего земляка Александра Сафронова, который сейчас является генеральным директором «Чеховских медведей». Он потом и в первую сборную страны привлекался, как и Максим Щевелев. Еще был Роман Денисов, который поиграл за ЦСКА, а потом завершил карьеру. Быстро закончил с профессиональным спортом и Лопатин – травма помещала.

– Попасть в сборную страны, пусть и юношескую, для школьника из Воронежа – серьезное достижение. Как все происходило?

– Сначала нас включили в расширенный список. С командой работали тренеры из Челябинска и Москвы, которые, что вполне естественно, отдавали предпочтение своим ребятам, с которыми раньше работали и знали все их плюсы и минусы. А дальше помог счастливый случай. Нужно отметить, что это был 11-й класс школы, а впереди – выпускные вечера. В итоге многие ребята решили не ехать на сборы, чтобы не пропустить торжества с вручением аттестатов, найдя для этого кучу причин. У нас как раз на эти даты был запланирован выезд на турнир в Египет. У одного болит рука, у другого – нога, третьему нужно куда-то документы отвезти. Я даже и не думал отлынивать – другого такого шанса могло ведь и не быть. Сразу согласился – очень хотел играть, проявить себя. В итоге набралось 18 человек, которые после поездки в Египет получили вызов и на следующий сбор. А вот те ребята, что выбрали выпускной, выпали из состава. Так этой командой и пошли играть дальше. Неплохо проявили себя, что-то выиграли – два года нас обкатывали, объездили всю Европу, чуть ли не каждый месяц поездки. Сильная была подготовка. Работали с нами Николай Власов, Алексей Соловьев и Валентин Сычев.

– «ЮНИС» – это же детище Владимира Максимова?

– Так и есть. Он работал с нашей командой параллельно со сборной. У Владимира Салмановича была мечта создать коллектив, который будет достойно выступать в Европе. С «ЮНИСа» все, собственно говоря, и начиналось – потом клуб ненадолго сменил название на ЦСКА, а затем переехал в Подмосковье. В итоге «Чеховские медведи» на протяжении двух десятилетий доминировали в чемпионате России, неплохо выступали в еврокубках. Можно сказать, что мечта Максимова сбылась.

– Ручной мяч далеко не самый популярный в первой половине 80-х годов XX века вид спорта в Воронеже, но вы все же остановили свой выбор именно на нем.

– Сейчас гандбол, как мне кажется, все-таки больше на слуху, в чем велика заслуга «Энергии», которая своими успехами в начале нулевых подняла узнаваемость этого вида спорта на новый уровень. Когда был маленьким, у нас особо развлечений и не было – ни компьютеров, ни смартфонов. Все время проводили на улице. Летом играли в футбол, зимой – в хоккей, кто на коньках, а кто и в обычной обуви. Тогда в школу с завидным постоянством приходили тренеры и набирали детей в различные секции. И многие шли – было интересно, а вдруг понравится. Я и сейчас школьникам говорю – попробуйте, а вдруг это ваша судьба, никто держать насильно вас на тренировках не будет. Меня, кстати, и на футбол приглашали, но как-то не зацепило. А вот в гандболе все сошлось  – первый раз мяч бросил и понял – это мое. А дальше уже и не рассматривал каких-то других вариантов. Стали ездить на турниры, команда у нас собралась очень дружная – общаемся до сих пор, дружим семьями. Тот же Саша Сафонов все время на недельку-две приезжает в гостя – выбираемся на природу, чтобы порыбачить и отдохнуть. Теперь вот еще и песни поем – во время коронавируса он научился играть на гитаре. Так и в командах по другим возрастам – это, как семья, на всю жизнь (улыбается). Пешком после тренировок домой ходили, хотя можно было быстренько на трамвае доехать. Никто не пропускал занятий, все ходили с большим удовольствием.

– Уверен, тут свою роль сыграла и личность вашего наставника.

– Спорить не буду, с тренером нам повезло. Алексей Федорович, конечно, строгий учитель – мог отругать, где-то чуть голос повысить. Но мы не обижались, это все рабочие моменты. Очень переживал за нас – мы то его первая и, по сути дела, единственная команда. Очень умный специалист, к тому же с богатым опытом. Пилюгин находил общий язык с каждым из ребят, приободрял, если что-то не получалось. Жаль, что после нашего выпуска престал тренировать детей. Со следующим возрастом он совсем чуть-чуть отработал, уйдя по ряду проблем из спортивной школы. Алексей Федорович – прямой человек. Говорил все, как есть – никогда не кривил душой. Уверен, что из-за его ухода из тренерской профессии ручной мяч Воронежа многое потерял. Обидно, что Пилюгин немного не дожил до возвращения нашего гандбольного клуба в Суперлигу…

– Как мне кажется, такого качественного выхода игроков уровня элитного дивизиона чемпионата страны, как из вашей команды 1976 года рождения, в столице Черноземья не было ни по одному возрасту.

– В какой-то мере мне удалось это повторить, когда занимался с ребятами 1991-94 годов рождения в «Энергии-2». Мальчишек мы взяли с Сергеем Аксеновым из спортивной школы после 6-го класса – до этого с ними работали Алексей Даньшин и Сергей Лакоценин. С этой командой становились вторыми и третьими в первенстве страны среди дублирующих составов Суперлиги, а также выигрывали Универсиаду. Когда «Энергия» развалилась, ребята нашли себя в других клубах. Так, Ян Ковалев (1993 год рождения) и Артем Пономарев (1992) сейчас играют за «Пермских медведей». Еще есть Иван Некрасов (1991) из ставропольского «Виктора» и Дмитрий Киселев (1994) из питерского «Зенита». А вот Максим Зяблов (1991) уже завершил карьеру и сейчас входит в тренерский штаб «СГАУ-Саратов», попутно возглавляя молодежную команду волжского клуба. В список можно добавить Александра Гроцкого из «Виктора», но он моложе – 1997 года рождения.

– Титулы Дмитрия Киселева впечатляют – победа в Лиге Чемпионов, три «золота» чемпионата России…

– Вспоминаю, как сборная Воронежской области вышла в финал первенства страны по своему возрасту, но денег на поездку, увы, не нашлось. На тот турнир из наших ребят попал только Киселев, которого взяли на усиление за команду Чехова. Тогда подмосковный коллектив занял второе место, а Дима стал лучшим бомбардиром по голам с игры. Ну а дальше он пошел на повышение, уехав в Санкт-Петербург. Теперь он один из ведущих игроков национальной сборной.

– Достойная смена готовилась в «Энергии-2»!

– Всю команду разобрали, а ведь там были исключительно воронежские ребята. Еще забыл про Диму Горбунова (1991), который уезжал в «СГАУ-Саратов», но там у него что-то не получилось. Перспективный парень. Видимо, сказались травмы – у него еще до отъезда были проблемы со спиной.

– Но «Энергия» ушла в небытие…

– И процесс подготовки кадров фактически остановился. После ничего подобного не было. Правда, сейчас Сергей Столяров и Владимир Немцев, которые занимались у Сергея Бахтина и Александр Власова, будучи на ведущих ролях в ГК «Воронеж», тоже дошли до уровня Суперлиги. Это наши, воронежские, ребята – искренне рад и за них, и за тренеров, давших им путевку в жизнь. Сейчас гандбол у нас получил новый виток развития – работе с детьми стали уделять большее внимание, что обязательно принесет свои плоды, нужно только немного подождать. Думаю, вернемся к тем временам, когда костяк главной команды региона будут составлять местные воспитанники.

– Давайте вернемся на 30 лет назад. Сразу после окончания школы вы и несколько ваших партнеров по команде отправились покорять в Москву. Почему не захотели оставаться в родном городе?

– Пришло приглашение от Владимира Максимова, который создавал новую команду. Конечно же, нас заинтересовало такое предложение – ведь этот человек был главным тренером сборной России. Посовещавшись с семьей, подписали контракты и уехали в Москву, где нам помогли поступить в горный институт.

– Сомнений не было в правильности выбора?

– Нет, всегда хочется чего-то лучшего. Там было больше перспектив для развития. Для нас все организовали на высшем уровне – и учеба, и проживание, я уже не говорю о тренировочном процессе. Многие потом из этой команды пошли с Максимовым дальше – играли за национальную сборную, становились чемпионами России с «Чеховскими медведями». Тогда это, быть может, и было в диковинку, но сейчас такие переходы обычное явление. Где предложили лучшие условия, туда и идет человек. Финансовый вопрос немаловажен – карьера игрока длится всего 10-15 лет, нужно успеть заработать какие-то деньги на будущее. Осуждать тут никого не стоит.

– Сколько времени провели в Москве?

– Четыре года. Сам попросился домой. В «ЮНИСе» еще имел практику, но не сказать, что постоянную – иногда играл много, но в некоторых матчах больше времени проводил на скамейке запасных. К тому же отлично понимал, что не попадаю в состав сборной. При этом был уверен, что в Воронеже буду на главных ролях. Финансовый вопрос тогда особо не учитывал – было большое желание играть. Тогда же со своей нынешней женой Ириной познакомился – создали семью. Тогда в «Энергии» год не платили зарплату. Все долги выплатили только по окончании сезона. Как сейчас помню, что сразу же купили с супругой цветной телевизор, а на подаренные на свадьбу деньги приобрети стиральную машину. Это были две наши первые покупки (улыбается).

– Ваше возвращение в родные пенаты можно назвать триумфальным – «Энергия» завоевала путевку в Суперлигу.

– Вышли в элиту с Николаем Чигаревым, который помогал в работе не так давно завершившему игровую карьеру Игорю Грицких. Тогда у нас средний возраст команды чуть больше за 20 лет. Из «старичков» только Евгений Голомедов (1975), Сергей Крюков (1974) и Алексей Саядян (1970). В первый сезон удержались в Суперлиге – заняли предпоследнее, 11-е, место. Потом результаты пошли в гору. Тогда же в тренерский штаб вошел самый известный воспитанник воронежского гандбола – чемпион Олимпиады-1976 Анатолий Федюкин. Постепенно окрепли, пришли новые ребята, которые усилили команду. Мы же бронзовыми призерами стали совсем молодыми, а ведь играли против нас дядьки, имевшие колоссальный опыт. Уровень был серьезный, но мы не стушевались – бились на равных, в чем-то превосходили соперников.

– В чем, на ваш взгляд, залог успеха «Энергии» начала XXI века, когда команда дважды становилась бронзовым призером Суперлиги?

– Тут стоит начать с детского спорта – с основания пирамиды. В советские времена на каждом возрасте в Воронеже был свой тренер. У одних неплохо получалось – их воспитанники выходили в финал первенства России, у других результаты были похуже. Да, наши команды не находились на лидирующих позициях, но всегда были на хорошем счету. Дети постоянно ездили на турниры, где получали игровую практику. К тому же имелась мастеров, выступавшая на приличном уровне – «Труд», «Атом», «Химик». И она практически полностью состояла из местных воспитанников. Иногда, конечно же, брали игроков со стороны – к примеру, будущий Олимпийский чемпион Василий Кудинов из Астрахани начинал свою карьеру в Воронеже. Потом гандбол под свое крыло взял концерн «Энергия» – появилась стабильность, пошел прогресс. Нельзя не отметить и роль приезжих опытных тренеров, помогавших Игорю Грицких. Сначала был Николай Чигарев, потом – Анатолий Федюкин. Ну и как не отметить лидера «Энергии» – Алексея Растворцева. У него не получилось закрепиться в санкт-петербургской «Неве», но именно в нашей команде он заявил о себе в полный голос. Это был наш «локомотив» – он из самых невероятных положений, а мы почти все время выигрывали. Леша делал три шага с центра поля, кидал мяч метров с 15-ти – голкиперы были бессильны. Растворцев – звезда «Энергии», ее лидер и главный бомбардир. Тогда все сошлось, как нельзя лучше. Руководство клуба сработало хорошо – в команду взяли правильных игроков. К тому же местные ребята были неплохие. Обидно только, что затем деньги закончились – все стало постепенно затухать. А ведь можно было и за более высокие места побороться.

– Что окончательно добило «Энергию»?

– Власти издали какой-то указ, по которому профессиональным клубам нельзя давать деньги из бюджета области, а нужно искать спонсоров. Приспособиться к новым правилам не удалось. У нас не такой богатый регион, меценатов, желавших вкладывать средства в гандбол, не нашлось. В итоге все сошло на нет. Так произошло не только в ручном мяче – в баскетболе и волейболе, насколько знаю, схожая ситуация. Вот в Чехове Владимиру Максимову удалось найти спонсоров и удержаться на плаву, правда, потом клуб снова взяло под опеку правительство Московской области. Без бюджетных средств удержаться на плаву нереально. Нам тогда только концерн «Созвездие» помогал, а остальные компании, «назначенные» спонсорами «Энергии», это было попросту интересно. Хорошо, что сейчас появились фирмы, для которых ручной мяч не пустой звук – оказывают посильную помощь ГК «Воронеж». Александру Васильевичу Стребкову удается находить дополнительные средства – без него, наверное, о возвращении в Суперлигу и речи бы не было. Приходится констатировать: многое, если не все зависит от человека, от его вовлеченности в дело. Но нужно выходить на новый уровень – делать так, чтобы система работала сама, несмотря на то, кто является руководителем. Уверен, что у него получится запустить этот маятник – Воронеж вернется на прежние позиции, а рекордные показатели «Энергии» 20-летней давности будут улучшены.

– В вашей коллекции наград две «бронзы» Суперлиги, какая из них дороже?

– Первая, наверное. Все-таки это дебютная медаль. Никогда не добивались таких результатов, а тут молодые пацаны и уже бронзовые призеры чемпионата страны. Была упорная борьба. Все решалось в последнем туре. Тогда нам удалось сыграть вничью с «Чеховскими медведями» и победить остальных соперников. Что касается второй медали за третье место, то эмоции уже не такие яркие. Команда набрала ход – мы были мощные, уверенные в себе. Но потом Растворцева забрал к себе в Подмосковье Владимир Максимов. Появились проблемы с финансами. Результаты пошли вниз – пятое место, потом все хуже и хуже. Ребята стали уезжать из Воронежа, ведь в других клубах им предлагали лучшие условия. Оставались только местные воспитанники. Но даже в таком режиме «Энергия» могла бы и дальше выступать в Суперлиге, если бы не полный отказ от бюджетного финансирования…

– Кстати, а у вас были предложения сменить клуб?

– Знаю, что из словенского клуба «Горенье», с которым встречались в еврокубках, поступало приглашение. Еще был вариант с французским «Иври». Но руководство клуба сказало – давай возьмем паузу, съездим на кубковые матчи, а потом решим. В итоге прошел месяц, за который французы уже кого-то взяли на эту вакансию. Там не стали ждать – нужно было решать здесь и сейчас. Но я не жалею, что так все сложилось – уверен, что не сильно проиграл. Хотя было бы интересно попробовать себя в другом чемпионате. Самая реальный вариант был с израильским клубом – мы даже с супругой съездили на переговоры и все обсудили. Но потом там начались военные действия, границы закрыли, в итоге все заглохло.

– Алексей Вячеславович, почему решили после завершения игровой карьеры попробовать себя на тренерском поприще?

– Да я как-то и не представлял своей жизни без гандбола – когда играл, то уже знал, что будут тренировать. Произошло это в 32 года. Работал с детьми, потом в «Энергии-2», затем помогал Сергею Макину в главной команде. Когда клуб закрылся, перешел на работу в Воронежский государственный технический университет, начав работу с его гандбольной сборной. Хочется выразить благодарность вузу, который стоял у истоков возрождения команды мастеров. ВГТУ помог нам заявиться в Высшую лигу первенства России, где мы выступали пару лет, так сказать, на голом энтузиазме. Но потом пришел Александр Васильевич Стребков. С его приходом работа гандбольного клуба стало более профессиональной – появились приглашенные ребята, хорошее финансирование. Два года ГК «Воронеж» был в призерах, а на третий вышел в Суперлигу. Это отличный результат! Спасибо Владиславу Каларашу, который приехал в не чужой для него города и привнес в развитие команды что-то свое. Он все-таки более опытный специалист, имеет хорошую школу – выступал за рубежом, тренировал на высоком уровне. Сейчас созданы хорошие условия, когда тренер и игроки сосредоточены только на своей работе – это настоящий профессиональный подход к делу. В будущем, думаю, в команде появятся и тренер по вратарям, и специалист по физической подготовке. Нужно все время добиваться прогресса. Теперь следует усилить работу с молодежью, чтобы местные ребята подходили к команде мастеров. Следует воссоздавать пирамиду, активно подключая районные центры к развитию ручного мяча. Здесь, думаю, клуб сможет помочь в подготовке тренерских кадров, что, на мой взгляд, одна из основных проблем Воронежской области. Сейчас гандбол развивается в Рамони, в Верхней Хаве… В Нововоронеже его стали культивировать с недавних пор. Но есть еще много городов и поселков, где имеются все условия для занятий с детьми, но делать это просто некому.

– Вы сейчас работаете с детишками в Нововоронеже. Расскажите, как появилась эта идея и кто стал инициатором вашего приглашения?

– Когда работал в ГК «Воронеж», то очень часто ездили с командой на сборы в город атомщиков. Там есть отличная база для работы – гостиница, игровой зал, легкоатлетический манеж, футбольный стадион, бассейн, тренажерка. Местное руководство, посмотрев на нашу работу, загорелось идеей развивать в Нововоронеже ручной мяч, ведь там их игровых видом спорта есть только баскетбол и футбол. В итоге проступило предложение набрать ребят. Сейчас моя главная задача – настроить работу и найти тренеров, чтобы этот вид спорта развивался. В городе есть четыре школы, плюс еще подключаем соседний поселок Колодезный. Там культивируют порядка 30 видов спорта – конкуренция очень серьезная. Практически все мальчишки и девчонки, которые ходят ко мне на тренировки, параллельно занимаются в других секциях и кружках. Тут и танцы, и плавание, и хоккей, и футбол, и боевые искусства. Еще и рисовать успевают – приносят мне в подарок свои работы (смеется). Даже не знаю, когда они все успевают!

– У вас был раньше опыт работы с малышами?

– Да, после завершения игровой карьеры работал с детьми о спортивной школе. Владимир Сорокин ушел к Игорю Грицких в «Энергию», а я взял его возраст – ребят 94-95 годов рождения. В этой команде был Денис Палихов, нынешний вратарь ГК «Воронеж», а также Владислав Скрыльников, который работает в гандбольном клубе администратором. В Нововоронеже набрали детей с третьего по пятый класс – некоторые с удовольствием ходят, за уши не оттащишь. Ребят постарше труднее вовлечь в это дело, но пробуем. Работаю уже три месяца, уже сформировали команды, скоро будем соревнования проводить, чтобы дети почувствовали, что и как. Потихонечку движемся – Москва, как говорится, не сразу строилась. Гандбол должен занять свою нишу в Нововоронеже – это спортивный город. Уверен, мы здесь вырастим мастеров.

– Сравнивая себя в этом возрасте и нынешнее поколение, находите много отличий?

– Если ребенок целеустремленный, занимается с интересом, то он ничем не отличается от своих сверстников 30-летней давности. Есть ребята, которые хотят что-то доказать и усердно тренируются. Но бывают и сомневающиеся – с ними сложнее, но тоже можно работать. Костяк формируется постепенно – вижу, что уже есть мальчишки и девчонки, которые способны достичь определенных результатов. А так, мышление у детей всегда  примерно одинаковое – каких-то глобальных отличий нет.

– Но сейчас много отвлекающих моментов, нежели в ваше детство.

– Смартфоны есть у всех, но они в них не пропадают. Приходят на тренировку, кладут мобильник в сторону и занимаются, совершенно не отвлекаясь на него. Вот в институте, когда набирал команду, это была настоящая проблема – чуть пауза, они как маньяки сразу хватают телефоны (улыбается). Хоть и занимаюсь в Нововоронеже с детьми всего три месяца, но мне очень нравится отношение ребят к делу и как их новое увлечение поддерживают родители. Получаю истинное удовольствие от работы. Давать какие-то прогнозы относительно их будущего рано, но радует, что они не скучают на тренировках. Сейчас дети находятся в поиске и пробуют себя в различных видах спорта. Надеюсь, что кто-то из этих ребят, как и я без малого сорок лет назад, тоже «заболеет» гандболом.

Беседовал Сергей Богачев

Фото из архива Алексея Доронкина, Межрегионального центра содействия развития гандбола и ГК «Воронеж»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button